Железный Феликс
shotgun.com.ua
 
на главную
Новости Библиотека Поиск

 

СПЕЦСЛУЖБЫ: Евросоюз, шпионаж

 



Спецслужбы мира
Украинские спецслужбы
История спецслужб
Шпионаж и защита информации
Арсенал
Спецподготовка
Ссылки

Это актуально:

Морские разбойники

Борьба
с пиратами


Борьба с терроризмом

 

 

 

   Антитеррор


Шпийон
Юмор, курьезы, анекдоты

20.08.2010

Князь. Вор. Файлы.

cripo.com.ua

 В Европе объемом в 652 страницы опубликована книга разоблачений Генриха Кибера — того самого, который за 5 млн евро продал немецким спецслужбам лазерный диск с данными на тысячи лиц, скрывших от уплаты налогов в Лихтенштейне астрономические суммы. По версии автора, кража и дальнейшая продажа диска — это месть за неудавшуюся жизнь.

По версии наблюдателей и экспертов — хороший и надежный бизнес, который ничем особым от других коммерческих сделок не отличается.

Это сегодня все радуются тому, что один неприметный лазерный диск, который за 5 млн евро немецкая служба внешней разведки, БНД, купила у беглого сотрудника лихтенштейнского банка, принес в государственную казну почти полмиллиарда дохода. А несколько лет назад сделка немецких агентов, которую активно поддерживал министр финансов Пеер Штейнбрюк, вызвала просто цунами возражений. Министр финансов настаивал: "Покупать! Это дело всей моей жизни". Либералы же и "зеленые" были против и твердили о некорректности покупки краденых данных.

В итоге диск все же купили. Генрих Кибер, а его имя стало известно практически сразу после сделки, получил 5 млн, сменил имя и место жительства. Казна обрела полмиллиарда налогов. Почти 25 тысяч человек сами на себя написали заявления об укрытии налогов и вернули государству еще полтора миллиарда. А с легкой руки Кибера в руки немецкого фиска один за другим попадают и другие диски. Последнее из известных предложений — данные на 1500 неплательщиков, только теперь одного из банков Швейцарии. Ожидаемая выгода — 200 млн евро.

 

Предыстория

Если бы сотруднику БНД, которому тогда положили на стол на первый взгляд совершенно дурацкий мэйл без обратного адреса, сказали, что он начинает дело на 9 млрд евро, он принял бы это за шутку. В письме было всего три строчки: "У меня есть данные на крупных неплательщиков налогов. Речь идет о нескольких миллиардах евро. Срочно дайте знать наличие интереса". Оперативник шуток не понимал, и уже через пару дней на встречу с отправителем мэйла тронулись агенты БНД.

На встрече аноним сказал, что у него имеется лазерный диск, на котором записаны тайные счета, пароли, балансы и прочая банковская переписка крупнейшего финансового института Лихтенштейна — LGT Treuhand. Владелец диска не скрывал, что все содержимое было им украдено, а в обмен за диск он ждет крупного вознаграждения и защиты от преследования. В качестве доказательств агентам передана короткая выписка из нескольких файлов. Бумаги были приняты без эмоций — вначале требовалась проверка как данных, так и самого визави.

Уже в Пуллахе, именно там находится штаб-квартира БНД, аналитики начали разбираться с выписками и ахнули. В выборке значились среди прочих крупнейший индустриальный магнат из Италии, благотворительный фонд из Дюссельдорфа и даже один из руководителей всесильной немецкой "Дойче пост". Относительно простой анализ и сопоставление данных, счетов и фамилий показали — документы не поддельные. Еще проще было с владельцем диска. Уже через пару часов в БНД знали, что их собеседник — это Генрих Кибер.

 

Генрих Кибер. Искатель приключений

Генрих Кибер
Генрих Кибер. ФОТО: AFP PHOTO / LIECHTENSTEIN POLICE

Родился в 1965 году в Лихтенштейне, с шестилетнего возраста воспитывался в интернате княгини Лихтенштейна, Джины. Но Генриху были не по душе изысканность и нарочитая спесивость княжеского учебного заведения, и в 16 лет он совершает свою первую кражу — мопед.

Он сбегает из интерната, а еще через два года, когда ему исполнилось 18, он уже кельнер в дискотеке на Ибице. Затем судьба и характер искателя приключений делают его то торговцем автомобилями, то стюардом на "Свисс Эйр". Когда исполняется 31 год, Генрих совершает первую крупную аферу — он покупает за 250 тысяч квартиру у своего школьного друга, но чек, которым он рассчитывается,— поддельный. Его судят, но денег он не отдает.

Кибера заманивают якобы в путешествие по Аргентине, но это оказывается ловушкой кредиторов. Его запирают в каком-то грязном подвале, приковав наручниками к батарее отопления, и в течение многих дней пытают, заставляя отдать долг. Как ему удается бежать, неизвестно, но вскоре он объявляется в Лихтенштейне и идет на прием к князю Гансу-Адаму фон Лихтенштейну, у которого просит защиты и поддержки.

Он считает, что те, кто его пытал, должны быть наказаны, а князь обязан вступиться за своего верноподданного. Но понимания в княжеском доме не находит. Позже, в книге, он напишет, что обида на великого князя заставила принять решение искать справедливости своим путем. Кража банковских файлов из фактически личного банка князя Лихтенштейна показалась ему приемлемой и достаточной формой мести, а ожидаемая прибыль должна была скрасить его дальнейшую жизнь.

 

Как украсть файл

В начале 2000 года Генриху Киберу удается устроиться на работу в один из счетных отделов банка LGT Treuhand, и до сих пор никому не удалось объяснить, как он этого добился. Банк, а точнее, банковская группа с одноименным названием, является собственностью княжества Лихтенштейн и управляется традиционно представителем княжеской семьи.

Это закрытое учреждение имеет представительства в 29 странах мира и пользуется заслуженной репутацией надежного банка, который ни при каких условиях не выдаст налоговой инспекции любой страны мира имен своих вкладчиков. Попасть сюда на работу сложнее, чем в Госдепартамент США, ЦРУ или ту же БНД.

Предполагается, что Киберу удалось использовать свои связи в княжеской семье, ведь он все-таки в юные годы находился под патронатом княгини Джины — матери нынешнего правителя Лихтенштейна. В своей книге он говорит, что, уже устраиваясь на работу в банк, замышлял кражу. При этом он, разумеется, не раскрывает, было ли это задумано с самого начала как ограбление. Его интерпретация — месть.

Получать допуск в святая святых банка — компьютерный центр — Киберу не пришлось. При внимательном изучении дневного распорядка работы он обратил внимание на строгий режим действий служащих, которые отвечали за архивирование файлов компьютеров банковских операторов. Архивирование состояло из нескольких последовательных шагов.

Вначале дневной диск, на который записывались все архивы, проходил все процедуры записи, затем его передавали на хранение в совершенно недоступный для посторонних архив. Диск — это обыкновенная бобина с магнитной пленкой, по виду напоминающая хорошо нам знакомую магнитофонную катушку "доисторического периода", скажем, как часовая бобина магнитофона "Днепр-11", диаметром около 15 сантиметров.

На диск скидывались ежедневно актуальные данные до тех пор, пока бобина не заполнялась. После этого начинали новую. Таких бобин в обиходе банка было несколько. Дежурный оператор после архивирования нес бобину на свое рабочее место, заполнял журнал. И только после этого архивную катушку уносили в специальное хранилище и запирали.

Один из операторов, тот самый, который отвечал за последний этап — передачу катушки на хранение, имел привычку иногда оставлять бесценный материал у себя на столе. Кибер, стол которого находился в нескольких метрах, понял, что у него есть шанс, и очень неплохой.

Он не пошел по пути грубого взлома компьютеров по схеме, хорошо знакомой по боевику "Миссия невыполнима", а избрал простой, умный и совершенно безопасный путь. В помещении не было внутренних камер наблюдения, и он решил просто подменить на время бобину другой, точно такой же по внешнему виду. Его первая же попытка увенчалась успехом. Он выбрал момент, когда ротозей-оператор оставил стол без присмотра, и заменил катушку.

Потом все шло как по маслу — он спрятал сокровище под пиджаком и без проблем покинул банк после окончания рабочего дня. Вначале он хотел дигитализировать данные и вернуть бобину на место, а потом понял, что это ни к чему. Генрих Кибер точно знал, что после архивирования бобину никто уже не поставит на прокрутку для контроля: она ляжет в архив на годы, а может, и на десятилетия и никто ее больше не востребует. Просмотрев препарированный материал, который занял около четырех дисков DVD, Кибер понял, что у него в руках оказались документы, способные не только удовлетворить желание мести, но и сделать его миллионером.

 

Ошибка князя

Возможно, никто и никогда не узнал бы, чьи имена скрываются в банковских файлах, будь князь Ганс-Адам немного внимательнее к гражданам своего княжества. В январе 2003 года именно ему написал извинительное письмо Кибер. В послании он просил Его Княжеское высочество о прощении за свой поступок и предлагал сделку.

В обмен за украденные файлы Генрих Кибер просил князя назначить специального прокурора, который открыл бы дело для наказания бандитов, которые пытали и удерживали его в заложниках в Аргентине. В Вадуце решили, что имеют дело с банальным шантажистом, и от имени князя предложили ему идти вместе со своими дисками к американцам или немцам. Пусть, мол, те и покупают, раз там имена их граждан.

Тогда Кибер, который к этому моменту уже давно находился в Берлине, отправился в посольство Лихтенштейна и показал там то, что ему удалось вывезти из княжества. И тут все пришли в ужас — стало понятно, что, если эти документы попадут в руки прессы, скандала не миновать. Лихтенштейн, который и без того в последние годы подвергался давлению и США, и Германии за политику ведения секретных расчетных счетов, мог оказаться в изоляции.

Князь Ганс-Адам, как сообщил журнал "Штерн", решил все-таки договариваться, но не напрямую. К Генриху Киберу был послан специалист, который славился своими методами работы с преступниками. В результате Кибер вернулся в княжество и даже встретился с князем.

Казалось, что дело закончено, но обе стороны чересчур не доверяли друг другу. Кибер оставил в одном из зарубежных тайников копии всех файлов, а князь отдал его под суд. Сообщают, что такова была договоренность — Кибер "сдает" дела, получает небольшой срок и 580 тысяч швейцарских франков за свое молчание. Но отсидев положенные три года, в 2006-м Кибер едет к своему тайнику, достает оттуда компромат и пишет уже известный мэйл в БНД. Так появляются первые диски из теперь печально известного банка LGT Treuhand.

 

Обыск в прямом эфире

14 февраля 2008 года удивленные немцы стали свидетелями необычного телевизионного действа. Все ведущие телеканалы как один прервали программы и начали прямую трансляцию с виллы всемогущего шефа Немецкой почты, Клауса Цумвинкеля. Под наблюдением камер к дому подъехали машины полиции, пограничной службы, спецназ, таможенники.

Через полчаса в сопровождении охранников из виллы вывели растерянного Цумвинкеля, посадили в закрытый полицейский лимузин и укатили в сторону города. А из дома в течение всего дня полицейские и служащие выносили картонные коробки с документами, компьютеры, какие-то папки. Через несколько часов на пресс-конференции генеральной прокуратуры все прояснилось. Клаус Цумвинкель оказался в "немецком" VIP-списке неплательщиков налогов из диска Кибера. С 2000 по 2007 год он припрятал от казны около 1,2 млн евро дохода.

Немецкая почта — это фактически собственность государства, и ждать милости Цумвинкелю не стоило. Прокуратура, по сути, провела публичную порку одного из самых высоких служащих ФРГ — в назидание всем прочим. Комментируя скандал, канцлер Ангела Меркель заявила: "Я, как и любой нормальный бюргер, за то, чтобы укрывателей налогов ловить и наказывать. С этой целью должно и может быть предпринято все, чтобы заполучить такие диски".

Обозреватели, правда, отмечаю: канцлер лукавит, поскольку сам факт покупки краденых данных по немецкому законодательству является преступлением, а точнее — укрывательством преступления. По мнению многих юристов, если государство покупает нечто подобное, то может легко стать в будущем мишенью для регрессных исков со стороны пострадавших лиц и организаций. Про моральную сторону спорить вообще не приходится. Ведь де-факто государство, покупая ворованные диски и обеспечивая прикрытие источнику, развязывает руки особо предприимчивым и (или) обиженным гражданам. Так что налицо некая правовая коллизия, и нет сомнений: опыт Генриха Кибера вдохновит многих.

 

Эпилог

Клаус Цумвинкель был уволен и осужден за сокрытие налогов к двум годам тюрьмы условно и штрафу в размере 1 млн евро, еще четыре были уплачены им в виде налогов. Но он не очень пострадал, поскольку суммы, утаенные им до 2001 года, были вообще "прощены" за давностью срока, а его пенсия 1 120 000 евро в год скрасит горечь общественного позора.

Лазерный диск Генриха Кибера содержит данные о секретных счетах 3929 фондов, трастовых компаний и фирм, в том числе 1400 из Германии, 700 из Швейцарии, 450 из Великобритании и из многих других стран. В банке данных кроме вышеназванных информация о 5828 физических лицах, из которых 46 — это VIP. Кроме Германии правительства еще 13 государств, в том числе США, Италия, Испания и другие, получили информацию о своих неплательщиках налогов. Во всех этих странах и в Германии расследование все еще идет и новые громкие разоблачения финансовых махинаторов, вероятно, тоже не за горами.

Сам Генрих Кибер при помощи и участии БНД попал в так называемую программу по защите особо важных свидетелей. Он живет под чужим именем, с придуманной легендой, а возможно, и с измененной после пластической операции внешностью в одной из не самых богатых стран мира. Ведет нормальную жизнь простого гражданина, без роскоши и разбрасывания банкнот.

Его состояние после выгодных сделок составляет около 10 млн евро, после издания книги оно увеличится еще на пару миллионов. Книга, кстати, называется "Князь. Вор. Файлы" (Der Furst. Der Dieb. Die Daten). В единственном интервью, которое он дал журналу "Штерн", Кибер говорит, что не планирует свое будущее на много лет вперед. Оно и понятно. По разным сведениям, за его голову объявлено вознаграждение в 7 млн евро...

 

Наверх

 

 

 
   
       
  Стучать в редакцию  
     
       
   
*Информация, размещенная на этом сайте, получена исключительно из открытых источников.
**Размещение информационных матералов на этом сайте еще не означает, что редакция придерживается изложенной в них точки зрения.